Версия для слабовидящих
Дата и время

№18-21.02.2020 Выпуск газеты от 20.02.2020 | Скачать в PDF

Читайте в этом номере...

«Я – многостаночник»

06.08.2015 | Личность
«Я – многостаночник»

Аркадий Инин стал писателем, чтобы не быть инженером

Одним из ярких мероприятий летней международной киношколы ВГИКа стала творческая встреча с Аркадием Ининым.

В Кирове известный сценарист и профессор ВГИКа оказался не впервые – восемь лет назад приезжал на открытие фестиваля социального кино. На этот раз встретился с кировчанами в Герценке и рассказал о себе.
Настоящая его фамилия – Гуревич. Инин – творческий псевдоним, образованный от имени жены Инны. Харьковчанин Аркадий Гуревич учился в политехническом, но карьера инженера не сложилась. «виной» тому – участие в студенческом эстрадном театре, капустники и КВН, имевшие судьбоносное значение.
Через восемь лет работы по специальности Аркадий Яковлевич поступил во ВГИК и начал профессионально заниматься драматургией. Он автор почти 40 сценариев к фильмам («Отцы и деды», «Одиноким предоставляется общежитие», «Танцплощадка», «Не сошлись характерами», «Личная жизнь королевы»), более чем 20 книг, сотен теле- и радиопередач, статей и фельетонов.
– Аркадий Яковлевич, вас называют сценаристом, писателем-юмористом. А как вы сами определяете свою профессию?
– Сценарист, кинодраматург, но и литератор тоже: иногда пишу прозу. А сценаристом я стал из-за природной лени. Во времена моей юности студенты ездили на сельхозработы. Мы на Украине убирали кукурузу, в Узбекистане – хлопок, в Белоруссии – бульбу. Но я к физическому труду не приспособлен. Для таких, как я, мечтающих увильнуть от трудовой повинности, был один выход – записаться в агитбригаду. Петь, танцевать, играть на музыкальных инструментах я не умел. Пошёл в конферансье. Казалось бы, что такого? Объявляй: «Студент третьего курса сыграет на рояле «Лебедя»... Но когда мы приехали в первый же колхоз, председатель сказал: «Тут у нас доярка проспала утреннюю дойку – коровы рыдали, а Микола-тракторист утопил трактор. Продёрните их в сатирических куплетах». Я отказывался: «Мы артисты, мы этого не умеем». «Если не умеете – вон поле, убирайте кукурузу», – отрезал председатель. Пришлось сочинять куплеты. И так в каждом колхозе! А ездили мы по ним полтора месяца. Когда вернулись из этого турне, расставаться уже не хотелось. Создали эстрадный театр миниатюр. Мои первые юморески были написаны для этого театра, он стал известным в Харькове. Особенно популярными были первоапрельские вечера в Политехническом. Нас заметило местное телевидение – я стал писать для телеэкрана. Нужно было решать: оставаться инженером, работать над диссертацией или пробовать себя в другом. И я решил идти во ВГИК.
Но мне хотелось узнать, что умные люди в столице скажут о моих рассказах. Я подготовил два одинаковых текста и послал их во ВГИК и в Лит-институт. Из последнего пришла бумага: литературе я не нужен. А во ВГИКе посчитали, что кино без меня не обойдётся. Я уже более 20 лет профессор ВГИКа и понимаю, что бумаги эти пишут не профессора, а молоденькие ассистенты. У ВГИКовского, когда он писал мне ответ, настроение, видимо, было хорошее.
– Теперь вы сами принимаете экзамены. Каковы они, современные студенты?
– Раз в пять лет набираю мастерскую сценаристов. Мы стараемся разобраться в каждом, но всё равно порой удивляемся. Часто те, кто блестяще сдал экзамены, оказываются никудышными студентами, а те, кто «вскочил в последний вагон», выходят в лучшие ученики. Кстати, у меня в мастерской на кафедре кинодраматургии есть два студента из Кирова – Захар Шашин и Аглая Соловьёва, талантливые ребята.
– Какие ваши сценарии вам самому особенно нравятся?
– Я же человек из зала, не арт-хаусный, для фестивального кино не пишу. Мне нравятся те же фильмы, что и большинству зрителей: «Одиноким предоставляется общежитие», «Однажды двадцать лет спустя», «На Дерибасовской хорошая погода...», «Отцы и деды» – со счастливым финалом и, желательно, со свадьбой. Я не пишу детективы или мелодрамы. Только лирические комедии про любовь, где он да она, ночь да луна.
И ещё пара фильмов мне нравится – «Единожды солгав» и «Удачи вам, господа!». Их снял прекрасный режиссёр – народный артист Владимир Бортко. Но зритель их плохо знает: это были 1990-е, кинопрокат развалился... А в мир авторского кино я проникаю трудно. Получасовые наблюдения за умирающей собакой – это не моё.
– Вы участвуете в производстве фильмов?
– Есть два вида сценаристов, как в анекдоте. Цыган сидит в кибитке, курит трубку, вокруг десять чумазых ребятишек бегают. Смотрит он на них и думает: то ли этих отмыть, то ли новых сделать?
Так и сценаристы. Первые, к которым принадлежу я, работают над фильмом до конца, стараясь отмыть сценарий от грязных режиссёрских лап. Другие рассуждают так: отдал сценарий, всё равно режиссёр измерзавит. Лучше я за это время новый напишу. Но современные режиссёры скрывают от меня, где снимают фильмы, чтобы я не мог вмешаться в процесс, остановить конвейер. Сейчас сценарист на площадке – враг народа. Думать некогда, есть только метраж, метраж, метраж. И продюсер с кнутом.
– Вы переживаете за судьбу своих сценариев?
– Как без этого... Но я 40 лет в кино и понимаю: сценарий – это сценарий, а фильм – это фильм. Я не пишу сценариев в ненавистной американской манере. Пишу как повести (так нас учили мастера во ВГИКе) и издаю их книгами. Там можно прочитать то, что я хотел сказать. Фильм – другое. Порой он лучше сценария. Есть фильмы, которые буква в букву сняты по моим сценариям, а получилась ерунда какая-то. А тот же Бортко порой уходил от сценария далеко-далеко, а фильмы получились замечательные.
– 1990-е стали кризисными для кинематографа. Не было желания сменить профессию?
– Нет, я ведь ничего другого не умею. Многие замечательные сценаристы пропали тогда, оказались за бортом. Меня спасла многостаночность. Не брали сценарии – писал для эстрады, телевидения, выступал с концертами. Писал и для женского журнала, темой колонки была мужская точка зрения на представительниц прекрасного пола. Я пять лет эти эссе сочинял, потом книгу издал. Первый выпуск назывался «И это всё о ней». Наглый такой заголовок, потому что всё о женщинах сказать невозможно. Вторая книга называлась уже солидно – «Женщина от А до Я». Энциклопедия, 152 эссе.
– У вас чувство юмора врождённое или приобретённое?
– Я не встречал человека, в котором бы чувство юмора развилось путём воспитания или возникло благодаря обучению в вузе. Либо оно есть, либо нет. Это от природы.

Наталья Владимирова
Фото vgik.info

Посмотреть работы, которые участники летней Международной киношколы ВГИКа сняли в Кирове, можно на сайте вуза vgik.info.

21.02.2020 | 1-я полоса
21.02.2020 | Актуально
В 2020 году отремонтируют подъезды к 33 образовательным учреждениям
21.02.2020 | Социум
Проект, который поддержали городские власти, доказал свою эффективность
21.02.2020 | Подробности
Наполняемость бюджета – под контролем депутатов
21.02.2020 | Обратная связь
21.02.2020 | Спецпроект
Подводим итоги ушедшего года и строим планы на будущее
21.02.2020 | Социум
21.02.2020 | Крупным планом
100 лет назад родился архитектор и краевед Анатолий Тинский
21.02.2020 | История
Вышел в прокат фильм «Калашников» об изобретателе АК-47
21.02.2020 | Навстречу 650-летию Кирова
В краеведческом музее открыта выставка «100 лет в объективе»