Версия для слабовидящих
Дата и время

№22-28.02.2020 Выпуск газеты от 27.02.2020 | Скачать в PDF

Читайте в этом номере...

«Мюнхгаузениада»

11.02.2016 | Творчество
«Мюнхгаузениада»

Юлия Ионушайте – о «новой драме» и современном театре

В Год литературы мы не раз писали о кировских прозаиках, поэтах, но обошли вниманием драматургов. Между тем им тоже есть что сказать.

Юлия Ионушайте, завлит Театра на Спасской, в прошлом году с пьесой «Портреты наших вождей» стала лауреатом международного Волошинского конкурса и заняла третье место в конкурсе драматургов «Евразия-2015».
В Кировском драмтеатре шёл спектакль по пьесе Юли «Я солдат, мама!». Ставили её и в театрах Москвы, Донецка, Омска. Драматургические навыки Ю. Ионушайте (в недавнем прошлом журналиста) пригодились и в работе над спектаклем «Мюнхгаузен», премьера которого состоялась в ТЮЗе в декабре.
Юля – выпускница Екатеринбургского театрального института (специальность «литературное творчество»), ученица известного драматурга и режиссёра Николая Коляды, и до сих пор свои новые пьесы она отправляет учителю.
– Юля, журналистика повлияла на твою драматургию?
– Про мои первые пьесы Николай Владимирович Коляда сказал: в них чувствуется присутствие журналистики – то пафос какой-то вылезет, то репортажность. У драматургии другая природа. Но я постоянно совмещаю одно с другим. Так получается.
Например, пьеса «Я солдат, мама!» (про 18-летнего парня, погибшего во время грузино-осетинского конфликта 2008 года) выросла из газетного материала. Я опубликовала несколько интервью с участниками той войны. Хотела целый цикл сделать – тема крутилась в голове. В итоге эти встречи послужили основой для пьесы-монолога.
– Как Николай Коляда оценивает твои новые работы?
– Он был председателем жюри драматургической номинации на Волошинском конкурсе в Коктебеле. Участники семинара считали, что мне крупно повезло: будут хвалить, «гладить по головке». Но я-то знала, что от пьесы – после профессионального разбора Николая Владимировича – только клочки полетят по закоулочкам. Он очень пристрастно относится к текстам своих учеников, но если пьеса сильная – всё сделает, чтобы она зазвучала, чтобы её ставили. На этом, мне кажется, во многом строится его школа драматургии. Одна из самых сильных в стране.
– Нужна ли отечественному театру современная драматургия?
– Она всегда была в репертуаре. Без неё театр не может стать ни живым, ни интересным. Это будет мёртвый театр. Кто-то вздыхает: «Ах, Чехов! Ах, Горький! Ах, классики!», но ведь их ставили при жизни, и тогда это была самая настоящая «новая драма».
В наше время пьес – талантливых, актуальных, которые хочется просто брать и ставить – очень много. Не говоря о том, что спектакли по классике часто идут в инсценировке молодых драматургов. Это говорит не о том, что они не могут написать ничего своего, а что нашими театрами это востребовано.
– Ты, как завлит, выбираешь пьесы для постановок Театра на Спасской?
– Репертуарную политику в идеале определяет худрук или главреж, а завлит ему помогает. Но у нас сейчас нет творческого лидера. Мы с нетерпением ждём, когда он появится и начнётся новая страница в нашей жизни. А пока формирование репертуара лежит на «общих плечах». Это командная работа. И довольно непростая. Но театр – живой организм и имеет, я считаю, право и на ошибку, и на поиск.
В конце сезона планируем поставить спектакль про подростков, ищем подходящую пьесу. Нужен компромисс между тем, что хочется театру, и тем, что «цепляет» режиссёра. Плюс всегда встаёт вопрос, как та или иная пьеса «разойдётся» на труппу.
– Как-то в Герценке прошла читка пьес молодых кировских драматургов. Будет ли продолжение?
– Идеи представить городу новые пьесы, в том числе и кировских авторов, всегда возникают стихийно. Иногда что-то удаётся воплотить. Вообще было опробовано несколько площадок «под читки». Актёры соглашались участвовать в них абсолютно бескорыстно, откладывали свои дела. Но когда зрителей в зале не набирается и двух десятков, становится неудобно перед участниками... Хотя, я знаю, людей, интересующихся современной драматургией, в Кирове немало. Просто надо наладить коммуникацию.
– Недавно прошёл слух, что ты выиграла грант и едешь в Норвегию...
– Это «утка», которую я сама запустила. Во время работы над «Мюнхгаузеном» мне стала любопытна природа распространения слухов, лжи, трансформация информации. Репетируя спектакль, мы постоянно веселились, хотя и дико уставали. Я вела дневник репетиций и однажды написала, что объявляется кастинг среди собак на роль пони (в спектакле на самом деле участвует собака актрисы Ирины Мальшаковой). Владельцы псов спрашивали, когда и где будет кастинг.
Тогда я продолжила эту «мюнхгаузениаду» – написала, что получила грант на изучение приморских норвежских эльфов. Уж куда нереальнее! Но меня до сих пор продолжают поздравлять с этим грантом на полном серьёзе.
Мне искренне жаль расставаться с этой темой. Она очень «попадает» в наше время. Быть может, я соберусь и напишу свою пьесу про Мюнхгаузена, абсолютно не пересекающуюся с тем, что мы сделали в театре.
Интересна тема манипуляции человеческим сознанием, подмены реальности в условиях глобализации мира, в том числе с помощью современных технологий...

Наталья Владимирова
Фото из архива Ю. Ионушайте

21.02.2020 | 1-я полоса
21.02.2020 | Актуально
В 2020 году отремонтируют подъезды к 33 образовательным учреждениям
21.02.2020 | Социум
Проект, который поддержали городские власти, доказал свою эффективность
21.02.2020 | Подробности
Наполняемость бюджета – под контролем депутатов
21.02.2020 | Обратная связь
21.02.2020 | Спецпроект
Подводим итоги ушедшего года и строим планы на будущее
21.02.2020 | Социум
21.02.2020 | Крупным планом
100 лет назад родился архитектор и краевед Анатолий Тинский
21.02.2020 | История
Вышел в прокат фильм «Калашников» об изобретателе АК-47
21.02.2020 | Навстречу 650-летию Кирова
В краеведческом музее открыта выставка «100 лет в объективе»