Версия для слабовидящих
Дата и время

Самолётный врач

13.08.2015 | История
Самолётный врач

Василий Мелихов давал вторую жизнь военной технике

Полковнику авиации В. Мелихову 3 сентября исполнится 93 года. Он прошёл всю войну и досконально помнит многие эпизоды своей фронтовой биографии.

«Родом я из Тамбовской области, – рассказывает Василий Яковлевич. – В марте 1941 г. по призыву попал в Краснодарский край, где стояла казачья Кубанская дивизия. Думал, буду служить в кавалерии – я же деревенский. Но человек пятьдесят, в том числе меня, повезли в Краснодар – в военное авиационное училище, которое выпускало лётчиков и техников.
Учили нас полгода. Мы осваивали скоростной бомбардировщик СБ. Изучали секретно – в ангарах, больших палатках, после занятий тетрадки с записями отбирали. В ноябре 1941-го я стал механиком самолёта СБ.

Американский подарок
В первые часы войны немцы уничтожили почти всю нашу авиацию. Потери составили от 1000 до 1200 самолётов! Трагические последствия известны: авиация не могла помочь ни пехоте, ни танкам, ни артиллерии...
Второй фронт союзники не открывали, но предлагали поставить технику по ленд-лизу. Английские и американские танки, самолёты довоенного выпуска Сталин сразу отверг. Но американцы послали «Аэрокобры» (Покрышкин долго на них воевал) и средние бомбардировщики «Бостон», аналог нашего СБ. Часть «Бостонов» была направлена в Мурманск, вторая – через Персидский залив в Иран.
Весной 1942 г. советское командование послало в Тегеран группу лётчиков и техников, среди которых был и я, чтобы за три недели изучили «Бостоны».
Первое, что изумило, отделка самолёта: в кабине ковры, всё гладко, чисто. Наши пока ремонтируешь – все руки обдерёшь. Второе: моторесурс двигателей наших бомбардировщиков – от 40 до 60 часов. На американском самолёте два мотора, два двигателя – 1600 лошадиных сил, а моторесурс – 500 часов.
Когда самолёты мы переправили в Нагорный Карабах (их требовалось срочно пускать в бой), все наши лётчики прибежали смотреть. Приехал и командующий 8-й военно-воздушной армией Тимофей Хрюкин. К началу войны у него в лётной книжке значилось более 100 боевых вылетов – большая редкость. Хорош, сказал он о самолёте, но вооружение – ерунда: мелкокалиберное, стреляет плохо. Генерал приказал поставить наши авиа-пулемёты, по возможности вмонтировать пушку.
После перевооружения «Бостоны» воевали на Закавказском и Северо-Кавказском фронтах. Помогли восстановить нехватку бомбардировщиков, которые мы потеряли в начале войны. До 1944 г. я работал механиком на «Бостонах», значился в числе лучших.
Наши аэродромы находились в 200 км от фронта. Утром из полка вылетало 36 самолётов, возвращалось меньше половины. Потери были значительные. Моя задача, как «самолётного врача», – за ночь «вылечить» израненную машину, проверить шасси, заправить баки. Часто приходилось работать ночи напролёт...

Югославский перелёт
В конце 1944 г. по приказу Сталина стали поставлять самолёты Пе-2, Ил-2 в Югославию. Нашему полку поручили готовить югославских лётчиков и техников, переправить в Белград знаменитые штурмовики – грозу немцев.
За месяц до отлёта нас стали учить этикету и правилам поведения за столом во время приёмов. Давалась наука трудно – я ведь парень деревенский, привык носить ложку в сапоге. Достал во время обеда, попользовался – и обратно. А тут надо научиться управляться и вилкой, ножом, набором фужеров, бокалов.
В Югославии встречали сам Иосип Броз Тито и всё руководство страны. Нас наградили медалями за этот перелёт, принимали в президентском дворце, как родных. Потом нас встречал Белград – люди бросали цветы к ногам, обнимали, благодарили.
Кроме «илов» Сталин решил подарить Тито полк Пе-2. 36 пикирующих бомбардировщиков пригнал знаменитый полк Марины Расковой. Сама лётчица погибла в 1943-м, и подразделение возглавляла Валентина Гризодубова. Все лётчики, стрелки-радисты и часть механиков были женщины! Перед отправкой в Югославию их одели в новенькое обмундирование, хромовые сапоги. Если у нас было по 3 – 4 ордена, то у этих боевых лётчиц – вся грудь в орденах. Рядом с ними мы смотрелись бледно, маршируя по улицам Белграда...».
В армии Василий Яковлевич прослужил 36 лет. После войны, отучившись в Горьковском артиллерийском училище, по распределению попал в Германию.
Затем был старшим инструктором при политотделе Таманской дивизии. Встречал королей Афганистана и Непала, генсеков Венгрии, Румынии, Югославии, ГДР, приезжавших на показательные учения. Преподавал в военных училищах Рязани, Тулы, Владикавказа. И в 70 – 80 лет не сидел без дела – был признан лучшим лектором Северной Осетии.
В Киров Василий Яковлевич приехал в 2009 г. До сих пор выступает перед молодёжью и в клубе ветеранов, ездит на «Гринландию». А по воскресеньям его можно встретить на вечерах Соломона Сахара на Театральной площади. Он любит и умеет вальсировать – в молодости был отличным танцором.

Наталья Владимирова
Фото Станислава Сивкова

07.08.2020 | 1-я полоса
Объявлены аукционы на разработку проектов благоустройства парков имени Кирова и Гагарина
07.08.2020 | Актуально
Ремонт тротуаров подходит к завершению
07.08.2020 | Благоустройство
07.08.2020 | Благоустройство
07.08.2020 | Перспектива
Кировчане обсудили проект генплана до 2040 года
07.08.2020 | Образование
Ещё одну школу откроют в следующем году
07.08.2020 | Образование
В Кирове продолжается приёмка школ к учебному году
07.08.2020 | Инициатива
07.08.2020 | Конкурс
Конкурс на лучшую клумбу продолжается
07.08.2020 | Город трудовой доблести
Имена 20 кировчан занесены на городскую Доску почёта