Версия для слабовидящих
Дата и время

По волнам памяти

15.10.2020 | Навстречу 650-летию Кирова
По волнам памяти

В виртуальное путешествие по старинным домам и улицам приглашает музей истории Хлынова на своей странице вКонтакте. 6+

Пушечный двор
«Встретил в архивных документах неведомый адрес: «У Пушечного двора», – писал краевед Анатолий Тинский в книге «Вятская мозаика». – Скорее всего, его не удалось бы раскрыть, если бы не архитектор Филимон Росляков (1758–1806). Он перенёс улицы древнего Хлынова, ещё полностью сохранившиеся, на новый проектный план 1784 года, показав наиболее важные казённые и общественные здания.
В одном из этих зданий, а именно на Пушечном дворе, хранились орудия и ядра, охраняемые инвалидами. Этим французским словом называли тогда не только раненых и увечных, но и ветеранов, по возрасту и болезням негодных к воинской службе.
Пётр I установил порядок, при котором инвалидов пристраивали на пропитание в монастыри, сохраняя за ними воинский оклад. Проживали они и при Трифоновом монастыре.
Дело в том, что солдат уходил на службу молодым, возвращался стариком. Родственникам был не нужен, новую семью заводить поздно, вот ветераны и доживали свой век при монастырях.
В 1793 г. для поселения инвалидов в Вятке отвели место на Кикиморской горе (современная ул. Водопроводная, ближе к Орловской), слободку стали называть Инвалидной.
Позднее срок воинской службы сократили до 20 лет, но и после него солдаты ещё 5 лет несли службу на городских заставах при шлагбаумах, сторожами при казённых зданиях, в услужении у господ офицеров. В Вятке, например, инвалиды трудились на заставе на ул. Московской возле Всехсвятской церкви (место, где ныне находится станкостроительный завод).
Три раза в неделю через заставу проходила московская почта, скакали фельдъегери из Петербурга, жандармы везли «государственных преступников». Задачей инвалидов было – поднимать и опускать шлагбаум».

Забытые имена
Начало XX века – время динамичного развития Вятки, когда над её обликом работали творческие люди, проектировщики и архитекторы. Имена многих малоизвестны.
Например, Николай Джмухадзе (его ещё именовали Георгием) происходил из мещан Тифлиса, учился в Венской академии, считался художником-декоратором.
Джмухадзе сослали в Орловский уезд по политическим мотивам – за членство в РСДРП и участие в первой русской революции. Николай Георгиевич находился под постоянным наблюдением полиции, и выезд за пределы деревни ему был запрещён. Зарабатывал на жизнь отделкой домов – так слава о нём докатилась до Вятки.
Купец Тихон Булычёв обратился с прошением к губернатору – перевести сюда мастера для отделки своего особняка (ныне там УФСБ). Джмухадзе сделал стрельчатые арки с восточными надписями и декорировал внутренний интерьер. Исполнение этого заказа принесло тифлисцу известность, появилась возможность обзавестись собственной мастерской, собрать артель. Она выполняла малярные и штукатурные работы при постройке или ремонте зданий, орнаментальные росписи, в том числе в храмах, настенную живопись, рельефный декор (лепнину). Орнаментальная роспись потолка в кондитерской Якубовского (Ленина, 67) сохранилась до Великой Отечественной.
Дома с фасадами Джмухадзе строил в 1908–1913 годах по проектам архитектора Эмиля Нюквиста, вятского шведа. Заказчиками выступали мещане, не имевшие больших средств, поэтому требования были соответствующими: чтоб дёшево, но красиво.
У ряда домов первый этаж был из кирпича, второй – деревянный. Стены полностью покрывали штукатуркой, и в лепнине они выглядели, как полностью каменные, значит, дорогие. Хозяевам это льстило, в заказах недостатка не было, артель процветала.
Все элементы фасадного декора рабочие отливали в формах, а затем крепили раствором к стене. Ни раньше, ни позже домов с такой облицовкой в Вятке не строили. Но технология больше подходила для внутренней отделки, поэтому не выдержала проверки временем. Вятский климат и столетнее отсутствие капремонта сделали своё дело.
Так, в 2016 году снесли дом купца Лаптева на Красноармейской, 30, украшенный лепниной Джмухадзе.
С началом Первой мировой войны объёмы строительства сильно сократились, но грузинский предприниматель из Вятки не уехал. Во время нэпа создал частную контору, нанял рабочих, которые, увы, не обладали нужной квалификацией. Да и заказы стали другими.
В 1927 г. Джмухадзе не выплатил зарплату рабочим, строившим свинарный завод в Халтурине. Те пожаловались в профсоюз. Дело дошло до суда. Всё имущество Джмухадзе, дом и мастерскую конфисковали. После 1928 г. следы декоратора затерялись. В нашем городе сохранился «китайский домик» на Орловской, 42, оформленный лепниной артели Джмухадзе. Увы, он пострадал от пожаров.

Наталья Владимирова
Фото rodnaya-vyatka.ru, vyatkawalks.ru

15.10.2020 | 1-я полоса
Подведены итоги традиционного конкурса на лучшее украшение территории
15.10.2020 | Актуально
Почти все дороги в центре приведены в норму
15.10.2020 | Подробности
15.10.2020 | Безопасность
На проверки выходят сотрудники теруправлений и полиции
15.10.2020 | Инициатива
Как кировчане продвигают свои социальные проекты
15.10.2020 | Город трудовой доблести
Лыжные батальоны оснащали кировской продукцией
15.10.2020 | История
Такую надпись оставил Александр Королёв на стене немецкой канцелярии в Берлине
15.10.2020 | Навстречу 650-летию Кирова
12.10.2020 | Люди дела
УК «Актив-Комфорт» = прозрачность + открытость + отчётност
02.10.2020 | 1-я полоса