Версия для слабовидящих
Дата и время

Вятский Ломоносов

18.06.2021 | Личность
Вятский Ломоносов

Константин Щепин – первый русский профессор анатомии и хирургии

Накануне Дня медработника, который отмечается 20 июня, мы решили вспомнить нашего земляка – доктора медицины, лекарствоведа К. Щепина (1728–1770), уроженца Котельнического уезда.

О его судьбе в краеведческом сборнике «С любовью к родине моей» (2002) рассказал доктор биологических наук Геннадий Котельников.
Медицина, ботаника, латинский, греческий и другие европейские языки – во всём преуспел Щепин, отчасти повторивший судьбу Ломоносова, с которым был знаком и за гробом которого шёл.

Пешком до Киева
Сын крестьянина, ставшего священником, К. Щепин учился в Вятской духовной семинарии. В 14 лет отправился пешком в Киев, как Ломоносов из Холмогор в Москву, и поступил в духовную академию, был необычайно пытлив и способен к наукам.
Затем в Петербурге стал переводчиком при Академии наук, заинтересовался ботаникой. Ему устроили поездку за границу за казённый счёт для изучения естественных наук.
В Голландии Щепин поступил в Лейденский университет на медицинский факультет, а через два года представил диссертацию о растительной кислоте, сочинение «О русском квасе» и др.
В 1758 году Константин Иванович получил степень доктора медицины и отправился в Лондон, чтобы познакомиться с постановкой медицинского дела. Потом был Париж, где Щепин прослушал курс хирургии, познакомился с выдающимися профессорами. Далее – Копенгаген, Стокгольм, встреча с Карлом Линнеем, который подарил ряд своих сочинений.
После нескольких лет учёбы и странствий Константину Ивановичу в Петербурге выделили палату больных в госпитале и поручили составить проект медицинских судебных уставов.

Лекарь и педагог
В 1760 г. во время Семилетней войны Щепин был дивизионным доктором, заведовал госпиталем. Сотни раненых прошли через его руки. После войны получил должность профессора анатомии, физиологии и хирургии в Московском врачебном училище.
Первое, что неприятно поразило, – рутина и отсталость преподавания, которое велось на немецком языке под диктовку. Наглядных пособий и учебников не было. Но Константин Иванович видел, как поставлено обучение в Европе, и с жаром взялся за дело. Создал программы по анатомии, патологии, хирургии, читал чуть ли не полный курс медицины, обучил помощников искусству изготовления анатомических препаратов.
Под руководством Щепина студенты отрабатывали операции на трупах, вместе с ним делали обходы больных, изучали фармацевтику, практиковались в аптеке. Он читал лекции на древнегреческом, русском и латинском языках, старался улучшить быт учеников, отменил
телесные наказания, привлекал в школу выходцев из народа. Серьёзно относился к отбору поступающих, так как был убеждён: не каждому дано понимать «тайный язык болезней и мудрость исцеления».
Казалось бы, деятельность профессора должна быть оценена по достоинству. Но, как обычно, на один талант нашлись десятки завистников.

Хотел как лучше...
В училище он был практически единственным русским преподавателем среди немцев (как и Ломоносов в университете). Недовольный рутиной и «замшелостью», Константин Иванович посылал запросы, требовал коренного преобразования всего медицинского дела, но не получал никакого ответа. Кончилось тем, что профессор восстановил против себя и Москву, и Петербург. Немецкие коллеги строчили на него доносы, которые, в отличие от щепинских предложений, брали на заметку.
Впечатлительная натура Константина Ивановича не выдержала – он запил, оставил службу. Потом всё-таки сумел справиться с недугом, около года путешествовал, занимаясь ботаникой. Вернувшись в 1767 г. в Россию, получил право практики, принялся за описание собранных растений. В 1770 г. добровольно поехал в Киев, где свирепствовала моровая язва (чума), заразился и умер в 42 года.

Наследие и память
Библиотека и гербарий Щепина хранились в Московском университете, но сгорели в пожаре 1812 года. Уцелела лишь докторская диссертация, где речь шла о значении диеты и растительных кислот, физического труда для здоровья и долголетия.
Учёный подметил, что крестьяне, употребляющие зимой квашеную капусту, ржаной хлеб и настой хвои, не болеют цингой. Он предложил метод лечения и профилактики цинги, а растительную кислоту спустя 160 лет назвали аскорбиновой.
Шли годы, имя Щепина забывалось. Но в 1960-х в Котельниче его именем назвали улицу, а в 1970 г. в родном селе Молотниково установили стелу работы Фаины Шпак. В 1978-м, в День медработника, организовали празднование 250-летия со дня рождения Щепина, выдающегося и передового человека своего времени.

Наталья Владимирова
Фото zen.yandex.ru

Кстати
Профессора из глубинки часто сравнивали не только с Ломоносовым, но и с Пироговым.
«Оба отличались умом, живым интересом ко всему; оба были оригинальные преподаватели, оба до фанатизма преданы делу, оба рвались вперёд изучать то, что ещё не изучено», – пишет Г. Котельников.

29.07.2021 | 1-я полоса
29.07.2021 | Актуально
Кто и как будет прибирать город
29.07.2021 | Во власти
Глава города представила отчёт о своей работе за год
29.07.2021 | Во власти
29.07.2021 | Здоровье
Подъём заболеваемости ковидом отмечен среди детей
29.07.2021 | Обратная связь
29.07.2021 | Спорт
Кировчанка Александра Бабинцева выступила на Олимпиаде
29.07.2021 | Благоустройство
29.07.2021 | Общество
Лучшим предпринимателям вручены награды
29.07.2021 | Социум
Как преодолеть кризисы детского возраста